О финансовом, кредитном и банковском праве Германии.Практические аспекты значения компенсационных фондов для частных вкладчиков. Часть 12.

О финансовом, кредитном и банковском праве Германии.Практические аспекты значения компенсационных фондов для частных вкладчиков. Часть 12.

О финансовом, кредитном и банковском праве Германии.Практические аспекты значения компенсационных фондов для частных вкладчиков. Часть 12.

Вопрос о надёжности своих вкладов всегда поднимается вкладчиком в кризисные времена и заслуживает особого и подробного рассмотрения не только со слов работника банка, но и на основе здравого правового подхода к понятию обеспечение компенсации вкладов.Разумеется выбор всегда за клиентом: хочешь покупай продукт «услуг» и вкладывай на Кипре в погоне за % (по принципу: сделал «дело» — кипруй смело), и доверяй острову, где чужие деньги, чужие правила, чужие банковские условия, даже войска стационируются чужие, бывших колонизаторов.А хочешь — есть суверенное государство в центре Европы, невходящее ни в какие союзы, без комиссаров, без «брюссельных» директив и от них независящее. Дело выбора: альпийский снег или пляжный песок… О швейцарских условиях и правилах в следующих публикациях, а пока о "пошатнувшихся" в последнее время основах, которые на бумаге выглядят довольно солидно.В предыдущих публикациях уже упомяналось об обязанности банковских институтов участвовать в фондах обеспечения вкладов и о правовых рамках в директивах европейского сообщества.«Все кредитные интституты, которые принимают вклады и обеспечивают кредиты обязаны быть членом одной из систем обеспечения вкладов, которая в свою очередь должна соответствовать строгим требованиям её организации.» 1 Об этом неустанно и с гордостью заявит любой работник любого европейского банка на вопрос клиента о надёжности его вклада.

В тоже время: «… определение «Вклад» имеет широкую трактовку и в соответствии со Статьёй 1 Директивы 94/10/ EG обозначает определённые средства, которые состоят из находящихся на счёте сумм, остаточных позиций в рамках обычных банковских сделок и в соответствии с действующими положениями закона или на основе действующего договора должны быть возвращены этим кредитным институтом.» 2 Особенно часто интересует такой вопрос вкладчиков после 2008 года и именно в последние годы участились случаи участия таких фондов в компенсационных действиях.

Неоднократно с тех пор так же появлялись заявления политиков о стабильности и защищённости вкладов граждан в кризисные времена.Формулировки и применяемая в таких заявлениях лексика политиков может показаться простому обывателю почти «гарантией» самого государства в отношении находящихся в том или ином банке сбережений гражданина.

Банки как известно, участвуют в фонде обеспечения вкладов и каждый вклад обеспечен как минимум возможностью компенсации до 100 000 евро. Но не стоит забывать, что участие частных банков в таком фонде может быть добровольным и вкладчикам с миллионными суммами вкладов остаётся лишь надеяться на обеспечение этих вкладов. Именно о «надежде» и «доверии» и идёт речь после более подробного изучения правовых основ и прецедентной практики в этой сфере. Правовой основы для требования возврата из таких фондов обеспечения не существует и вкладчик не может иметь обоснованную претензию против банка, в судебном порядке компенсировать потери из подобного фонда.

Земельный Суд Берлина например, указал на это в своём решении (100360/09) по делу о привлечении компенсационного фонда. Статья такого фонда содержащаяся в его уставе и говорящая об отсутствии правовой основы для требования вкладчика была признана судом действительной и не противоречащей никаким положениям о действительности условий обеспечения вкладов или договоров. Кроме того, применение средств фонда обычно ограничено не только суммой но и видом вклада. Так, обеспечиваются лишь клиентские средства, то есть т.н. обязательства перед клиентом. Об этом так же не стоит забывать вкладчику, участвующему в различного рода предлагаемых банком продуктах в виде фонда, участия и т.д.

В указанном решении конкретно речь шла о требовании в возмещени более 20 миллионов евро, но не частному вкладчику, а юридическому образованию в виде т.н. Медийного фонда. Таким образом, громкие заявления политиков о «надёжности» вкладов граждан в кризисные времена подлежат подробному уточнению как относительно размера и вида вклада, так и со стороны конкретных правовых норм, прецедентов и судебной практики в финансовой среде.-------------------------------------------------------------------------------- 1 Статьи 1, 3, 4, 5 Директивы 94/10/ EG 2 Статья 7 Директивы 94/10/ EG

О финансовом, кредитном и банковском праве Германии.Прецеденты и риски участия частных вкладчиков в закрытых фондах. Часть 14.

10.08.2011. Германия, Нижняя Саксония, Ганновер

Об участии в финансовом продукте, таком как фонд с привлечением кредита и о возможности изначальной убыточными подобных финансовых продуктов, а так же об истоках такой убыточности шла речь в предидущей части. Продолжая рассмотрение примеров прецедентной практики таких случаев стоит упомянуть о позиции посредника, продающего потребителю участие в том или ином тематическом фонде, не являясь в то же время его инициатором.

В следующем примере позиция посредника-продавца подразумевает наличие дополнительных квалифицированных и даже аналитических навыков. Их применение необходимо не только для правильного рассчёта и учёта собственной провизии за проданный продукт, но и относительно самого содержания продукта.

Одна семейная пара инвестировала в 1997 году около 72 тыс. евро в закрытый фонд недвижимости. Финансирование этого вложения осуществлялось с помощью кредита.

Когда результаты прибыльности фонда не стали соответствовать прогнозам инициатора фонда, семья подала на финансового советника банка, продавшего продукт в суд с целью возмещения убытков.

Основанием иска было то, что советник, с помощью неверной калькуляции прогноза содействовал принятию решения о вложении в продукт. Не указано было при этих рассчётах, что из всей суммы в 72 тыс. евро около 20% использовалось лишь на «сопутствующие расходы», а не на само вложение в недвижимость. Из общей суммы инвестиции так же рассчитывался сбор самого продавца, то есть его провизия за продажу продукта.

Банк, продавший продукт не был идентичен с инициатором продукта и аргументировал свою «невинность» тем, что инициатор фонда (изобретатель продукта) закладывает рассчёт прогнозов, которые, к тому же, являются именно прогнозами, а не гарантией. Такую аргументацию Высший Федеральный Суд[1] счёл недостаточной и уточнил, что … финансовый советник банка обязан был проверить точность рассчёта продукта в процессе работы с продаваемым им далее продуктом. В этом процессе он бы наверняка определил бы наличие ошибки в рассчёте и соответственно обязан был бы указать на это в консультационной беседе с интересующимся клиентом.

В конкретном же случае потребитель полностью доверился продукту с неверным рассчётом и на основе неправильного представления о нём приняли решение о своём вкладе. Если бы все вычеты из изначальной суммы вклада были известны клиенту, то рассчёт указывал бы на то, что и через 10 лет участия в фонде, его прибыльность могла быть ниже 0, то есть он был бы не привлекательным для покупки в кредит и считался бы убыточным продуктом.

Таким образом ещё одной группой риска при вложении в финансовый продукт можно обозначить т.н. достовернось рассчёта инициатора фонда при покупке у посредника. Практическая возможность устранения такого риска в изначальном консультанционном разговоре о финансовом продукте в последнее время намного облегчена потребителю тем, что сам разговор не редко подлежит подробному протоколированию.

Кроме того, при покупке финансовых продуктов у т.н. свободно практикующих финансовых советников, т.е. не в банке или страховой компании, необходимо учитывать, что в Германии существует целая армия профессиональных советников в финансовой сфере[2], которая насчитывает около 100 000 человек.[3] Разумеется не всегда применение тех или иных требований закона к такой ответственной деятельности известно каждому клиенту и тем более из зарубежа. Да и сам советник, как показывают прецеденты из зала суда, не всегда успевает реагировать на новые положения, регулирующие его деятельность в пользу потребителя.

Требования о протоколировании введены законодателем лишь недавно и разумеется не всегда известны как потребителю, так и часто «забываются» в спешке продажи продукта его инициатором или посредником. Об этих требованиях, а так же о прецедентах, методах «забывчивости» и способах устранения таких рисков в одной из следующих частей.

[1] Дело с номером актов III ZR 144/10

[2] DVAG, AWD, OBV и др.

[3] Данные из законопроекта «О защите потребителя финансовых продуктов и обязательной регистрации советников практикующих вне кредитных институтов» на рассмотрении парламента.

Источники:
law-clinic.net, pravorub.ru

Следующие в разделе:

23 июня 2021 года


Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Сумма цифр: код подтверждения

Другие статьи: