Как восстановить и приобщить к делу аудиозапись судебных заседаний?

Как восстановить и приобщить к делу аудиозапись судебных заседаний?

Добрый день. Идет новое судебное рассмотрение после кассации по ст. 125 ч 2 УК Украины, так как не было фиксации звукозаписи. Хотя она была, но не аппеляцию и не на кассациию к делу ее не приложили.

Я потерпевшая, как правильно теперь ходатайством, то ли другим образом это отобразить, чтобы приложили к делу и сейчас зафиксировать в кассационной жалобе указывалось, что нет информационного носителя в деле. Но видимо там доверяют суду - нет в деле, значит не велась аудиофиксация. Ответ:Здравствуйте, Лариса Викторовна.

Дело в том, чтобы ответить на Ваш вопрос необходимо ознакомится с материалами дела. Дистанционно это сделать нет возможности. Поэтому, единственное, что можно предложить - обратитесь к услугам адвоката или опытного юриста в регионе прожвиания, которые сможет квалифицирвоанно представить и защитить Ваши законные права и интересы в суде.

Спасибо за понимание.С уважением, Сергей Нечипорук.

Практическое применение аудиозаписи судебного заседания

Алексей Шпекторов ведущий юрист, Law Incorporation.

Для абсолютного большинства юристов уже давно не секрет, что открытые судебные заседания как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции можно фиксировать с помощью средств звукозаписи. Это право предоставляет статьей 10 ГПК и статьей 11 АПК не только лицам, участвующим в деле, но и простым слушателям.

Данное право, к сожалению, не только редко реализуется участниками процесса, но и зачастую вызывает негативную реакцию судей. В частности, несколько месяцев назад около зала заседаний Председателя Долгопрудненского городского суда крупным шрифтом было напечатано объявление Запись хода судебного заседания с помощью средств аудиозаписи и иных технических средств производится с разрешения председательствующего. Также Автор стал свидетелем того, как судья Арбитражного суда Московской области потребовал удалить аудиозапись «с телефона при нем» в связи с тем, что она была произведена не лицом, участвующим в деле, а слушателем и без разрешения суда.

Данные действия суда, разумеется, явно противоречат закону.

Определенную ясность в данный вопрос внес Пленум ВАС РФ, который в Постановлении от 08 октября 2012 года № 61 «Об обеспечении гласности» указал, что:

1) Присутствующие вправе производить аудиозапись без разрешения судьи

2) Лицо, производящее аудиозапись, не обязано уведомлять об этом кого-либо

3) Протоколирование с использованием средств аудиозаписи не препятствует лицам самостоятельно записывать процесс.

Таким образом, на любой стадии процесса, в любой инстанции любое лицо, находящееся на открытом процессе, вправе записывать происходящее с помощью диктофона/телефона или иных технических средств.

Возникает резонный вопрос: в каких случаях произведенная в судебном заседании аудиозапись может быть необходима для приобщения в качестве доказательства. На ум приходят две самых распространенных ситуации:

1) Для фиксации самого процесса, в частности допроса свидетелей, заявленных устно ходатайств и иных процессуальных действий. Если арбитражные суды в суде первой инстанции в обязательном порядке самостоятельно ведут аудиопротоколы, то все, происходящее в судах общей юрисдикции, до сих пор фиксируется в обычном бумажном протоколе. Несомненно, любой юрист сталкивался с ситуацией, когда его 10-минутная речь на прениях была зафиксирована в протоколе фразой «Истец поддержал исковые требования по основаниям изложенным в заявлении». Также бывают случаи, когда в протоколе фиксируются неполные и даже искаженные показания свидетелей, которые зачастую имеют решающее значение для дела.

2) Аудиозапись - является практически единственным способом фиксации такого доказательства как «объяснения лиц». Многие юристы также сталкивались с ситуацией, когда при параллельных процессах один и тот же представитель в одном суде говорит одно, а в другом говорит совершенно противоположное. Не стоит забывать, что хоть представитель или сторона по делу и не несет уголовной ответственности за ложь, однако, объяснение сторон является самостоятельным видом доказательства, которое также оценивается наряду со всеми остальными доказательствами по делу.

Можно ли использовать любительскую запись процесса в качестве доказательства по тому же или иному судебному делу? Проанализировав законодательство и судебную практику, мы приходим к однозначному ответу: да, это возможно и законно.

Прежде всего стоит обратиться к вышеупомянутому Постановлению Пленума (пункт 4.3), который гласит: «Произведенная в ходе судебного заседания звукозапись&hellip может быть использована в дальнейшем без получения согласия судьи». То есть лицо, сделавшее запись, может в дальнейшем использовать ее по своему усмотрению.

В Постановлении ФАС Северо-кавказского округа по делу № А32-12471/2010 суд указал, что ведение видеозаписи (в том числе скрытой камерой) в местах, очевидно и явно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты прав. Полученная таким образом видеозапись может быть использована в качестве доказательства. Разумеется, аудиозапись, полученная законным способом, даже сделанная скрытым способом (а как уже было указано выше ВАС РФ прямо разрешает делать аудиозапись скрытым способом), может быть использована в качестве доказательства.

В завершение осталось сделать еще одно существенное замечание. Учитывая принцип непосредственности исследования доказательств, суд должен заслушать аудиозапись непосредственно в процессе. Часто это вызывает сложности и проблемы, также бывают случаи, когда суд отказывает в приеме аудиозаписи в качестве доказательства в связи с тем, что «у суда отсутствует техническая возможность для исследования доказательства непосредственно в судебном заседании».

Чтобы избежать такой ситуации, предпочтительней «превращать» аудиозапись в письменное доказательство, то есть производить расшифровку аудиозаписи, распечатывать весь текст и заверять его подписью лица, делающего расшифровку, с указанием даты, когда данная расшифровка была сделана.

При предъявлении подобного письменного доказательства не исключены также возражения другой стороны, основанные на том, что «не понятно где и когда сделана аудиозапись, а также никто не гарантирует правильность ее расшифровки и достоверность сведений, содержащихся в распечатке». Данные доводы редко бывают состоятельными, учитывая, что каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается.

Одна сторона представила письменное доказательство – расшифровку аудиозаписи. Это документ, на нем есть дата и подпись, более того, лицо, заверившее его, несет ответственность за его подлинность. Также, лицо, предоставляющее расшифровку, готово приобщить к материалам дела носитель с аудиозаписью.

Если у другой стороны есть сомнения в достоверности расшифровки или есть подозрения, что представитель намеренно внес искажения при расшифровке, то оно, во-первых, вправе заявить о фальсификации доказательства, во-вторых, заявить ходатайство о проведении экспертизы данной аудиозаписи. В частности, ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 17 марта 2013 года по делу № А10-92/2011 благосклонно отнеся к проведению экспертизы относительно достоверности аудиозаписи и отсутствия в ней искажений.

И в заключение, хотелось бы посоветовать всем юристам все процессы всегда фиксировать с помощью средств аудиозаписи, учитывая, что технические возможности позволяют с большинства телефонов вести аудиозапись в достаточном качестве, чтобы дословно разобрать речь всех участвующих в заседании лиц.

Аудиозапись открытого судебного заседания

Несмотря на то, что право на ведение аудиозаписи в открытом судебном заседании уже более семи лет закреплено в п. 5 ст. 241 УПК РФ, на практике участники уголовного судопроизводства нередко сталкиваются с весьма болезненным реагированием суда на диктофон, лежащий на столе защитника. Зачастую требуется обязательное предварительное уведомление председательствующего о производимой аудиозаписи и даже заявление соответствующего ходатайства. Известны случаи, когда судьи прямо запрещают ведение аудиозаписи 1 .

ИЗ ПРАКТИКИ

Участвуя в качестве защитников по одному уголовному делу, находившемуся в производстве Ростовского областного суда, авторы настоящей статьи столкнулись со следующей проблемой. В подготовительной части судебного заседания председательствующим судьей было вынесено постановление, налагающее запрет на ведение участниками процесса аудиозаписи в открытом судебном заседании с формулировкой: «В соответствии с ч. 5 ст. 241 УПК РФ лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Это положение закона говорит о том, что в открытом судебном заседании граждане, желающие наблюдать за ходом процесса, вправе вести аудиозапись и письменную запись без специального разрешения суда. Присутствие граждан в зале суда, предоставление им возможности следить за производством по уголовному делу и фиксировать ход и результаты процесса обеспечивает привлечение внимания граждан к осуществлению правосудия и является средством контроля общества за деятельностью суда. Тем самым реализуется принцип гласности судопроизводства, закрепленный ст. 123 Конституции РФ и ст. 241 УПК РФ. В то же время участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения и защиты, к которым относятся стороны, не наблюдают как граждане за ходом процесса и не являются лицами, присутствующими в открытом судебном заседании, а непосредственно участвуют в судебном разбирательстве. Поэтому положения ч. 5 ст. 241 УПК РФ к участникам уголовного судопроизводства не относятся и защитники подсудимого Н. не вправе вести аудиозапись в порядке ч. 5 ст. 241 УПК РФ».

В результате сложилась двусмысленная ситуация. Поскольку распоряжение председательствующего, по мнению защиты, нарушало конституционные права участников уголовного судопроизводства, защитники продолжали ведение аудиозаписи судебного заседания. В то же время наложенный председательствующим запрет продолжал действова

Жалоба в Конституционный Суд РФ

Возникшая неопределенность поставила защитников перед необходимостью обратиться в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение прав и свобод положениями ч. 5 ст. 241 УПК РФ. В ней адвокаты указали, что формулировка этой нормы допускает произвольное ее толкование и, как следствие, использование для ущемления охраняемых Конституцией РФ прав участников процесса. Применительно к конкретной ситуации действующая редакция нормы позволила судье Ростовского областного суда обособить лиц, присутствующих в заседании, от участников процесса и тем самым исключить последних из числа лиц, на которых распространяется действие нормы.

По результатам рассмотрения жалобы КС РФ вынес Определение от 15.06.2008 № 457-О-О, в котором указал, что оспариваемое заявителями положение ч. 5 ст. 241 УПК РФ не только не нарушает их конституционные права, но и прямо закрепляет гарантии реализации такого уголовно-процессуального принципа, как гласность судебного разбирательства. В соответствии с этим положением лица, присутствующие в открытом судебном заседании, в том числе участники уголовного судопроизводства, вправе без предварительного разрешения председательствующего вести аудиозапись.

Тем самым орган конституционного контроля, во-первых, четко определил круг субъектов, обладающих правом на производство аудиозаписи открытого судебного заседания — «в том числе участники уголовного судопроизводства». Во-вторых, устранил неопределенность регламентации порядка и оснований реализации права — «без предварительного разрешения», исключив произвол в толковании правоприменителем принципа гласности.

Практическое использование аудиозаписи адвокатом

Возможности использования участниками процесса произведенной аудиозаписи достаточно широки и разнообразны. Прежде всего аудиофиксация хода заседания может быть полезна в процессе самого разбирательства. Например, если при обосновании ходатайства (заявления, возражений, отвода) необходимо сослаться на показания допрошенных лиц или высказывания участников процесса, а также при подготовке к прениям.

Рассмотрение сложных многоэпизодных уголовных дел, особенно в суде присяжных, с учетом специфики этой формы судопроизводства, нередко растягивается на месяцы, а иногда и годы.

Далеко не все присяжные, особенно на первоначальных стадиях процесса, пользуются правом вести собственные записи и опираться на них при подготовке в совещательной комнате ответов на поставленные вопросы (п. 3 ч. 1 ст. 333 УПК РФ). Воспроизведение в прениях выдержек из показаний свидетелей, потерпевших, подсудимых, экспертов и специалистов помогает присяжным восстановить в памяти конкретные обстоятельства их допросов в суде (возможно, забывшиеся со временем) и повышает степень обоснованности выступления в прениях в глазах «судей факта».

Роль аудиозаписи в части контроля самого хода судебного заседания и вовсе трудно переоценить. Так, при работе с протоколом заседания и подготовке замечаний аудиозапись позволяет с максимальной точностью выявить суть противоречий между содержанием протокола и реальными обстоятельствами, имевшими место в ходе судебного разбирательства. При этом в каждом случае подачи замечаний на протокол судебного заседания целесообразно прилагать к ним диск (или другой электронный носитель) с аудиозаписью заседания.

Сомнения в достоверности аудиозаписи у адресата доказывания возникают в тех случаях, когда в судебном процессе произошли «неудобные» для усомнившегося участника процесса события, а также когда несмотря на очевидные, документально (технически) зафиксированные факты, содержание протокола судебного заседания содержит записи совсем об иных обстоятельствах, якобы имевших место в ходе судебного разбирательства по версии авторов протокола 2.

Случается, что суд возвращает электронный носитель с аудиозаписью заявителю вместе с постановлением, вынесенным по результатам рассмотрения замечаний (как правило, такое происходит при отказе в удовлетворении замечаний на протокол судебного заседания в целях попытки сокрытия допущенных фальсификаций или неточностей).

В таких случаях не следует забывать о наличии у кассатора права на представление в суд кассационной инстанции дополнительных материалов (ч. 5 ст. 377 УПК РФ) и приобщение аудиозаписи судебного заседания в качестве таковых путем направления ее в суд совместно с кассационной жалобой либо путем представления непосредственно в судебное заседание.

В каждом спорном случае в целях установления дословного содержания аудиозаписи, а также наличия или отсутствия признаков монтажа и выборочной фиксации, произведенных в ходе производства аудиозаписи либо в последующем, имеет смысл обращаться к специалисту-фоноскописту для получения заключения.

В подобных случаях предпочтительно обращаться в государственные экспертные учреждения, в штате которых состоят эксперты, имеющие специальную подготовку по специальностям 7.1 «Исследование речи и голоса» и 7.2 «Исследование звуковой среды, условий, средств, материалов и следов магнитных звуко- и видеозаписей». То есть обращаться в любом случае следует к специалисту, имеющему специальную подготовку.

ИЗ ПРАКТИКИ

В ходе вынесения вердикта по одному из уголовных дел, рассматриваемых Ростовским областным судом, присяжные заседатели, заполняя вопросный лист, при ответе на ряд вопросов, которые, ввиду отрицательных ответов на предыдущие вопросы, должны были содержать предусмотренное ч. 8 ст. 343 УПК РФ «без ответа», вместо этого просто оставили соответствующие поля незаполненными.

Казалось бы, при наличии невосполнимого нарушения установленной законом процедуры такая оплошность присяжных должна была повлечь отмену постановленного на основании данного вердикта оправдательного приговора.

Однако защита представила в суд кассационной инстанции аудиозапись провозглашения вердикта, а также заключение специалиста — эксперта Южного регионального центра судебных экспертиз, из которого усматривалось отсутствие признаков монтажа этой аудиозаписи, а также содержалась дословная расшифровка аудиозаписи.

На записи было ясно слышно, что при провозглашении вердикта старшиной присяжных заседателей фразы «без ответа» были им произнесены во всеуслышание.

Оправдательный приговор был оставлен без изменения, а кассационное представление прокурора — без удовлетворения 3 .

Аудиозапись судебного заседания может оказаться незаменимой и при возникновении спора о фактах в рамках дисциплинарного производства. В случае направления в адвокатскую палату сообщения о неподчинении защитника распоряжениям председательствующего (ч. 2 ст. 258 УПК РФ) либо вынесения судом в отношении адвоката частного постановления (определения) следует учитывать правовую позицию Конституционного Суда РФ, в соответствии с которой установление оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества, для которых частное определение или постановление суда не имеет преюдициальной силы 4.

Квалификационные комиссии адвокатских палат, рассматривая сообщения судов, признают аудиозапись, произведенную в соответствии с ч. 5 ст. 241 УПК РФ в ходе выполнения профессиональных обязанностей при осуществлении адвокатской деятельности, допустимым доказательством. Соответственно, в случае искажения судом фактических обстоятельств, послуживших основанием для обращения в органы адвокатского сообщества, аудиозапись позволит избежать необоснованного привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

Резюмируя сказанное, приходим к выводу, что сегодня аудиозапись — не только незаменимый помощник участника процесса, но и мощный инструмент убеждения оппонентов.

Реализация права на ведение аудиозаписи при осуществлении профессиональной деятельности должна быть неотъемлемой частью работы каждого юриста. Для адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве, роль аудиозаписи трудно переоценить.

1 См. напр. кассационные определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16.02.2006 по делу № 5-о06-1 и от 21.12.2006 по делу № 47-о06-85СП.

2 Подробнее об этом см. Плотников И .В. Хырхырьян М. А. Пределы воли председательствующего в судебном заседании // Уголовный процесс. № 11. 2010. С. 60–67.

3 Кассационное определение Судебной коллегии по уголовный делам Верхвоного Суда РФ от 17.03.2008 по делу № 41-008-15сп. В определении нет упоминания о представленной аудиозаписи. Но она была представлена стороной защиты судьям в кассационной инстанции и явилась «неофициальным» решающим аргументом в пользу оставления приговора без изменения.

4 Определение Конституционного Суда РФ от 15.07.2008 № 456-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Плотникова Игоря Валентиновича и Хырхырьяна Максима Арсеновича на нарушение их конституционных прав частью четвертой статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Источники:
law-clinic.net, lingva-expert.ru, livelawyer.ru

Следующие в разделе:

22 февраля 2019 года


Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Сумма цифр: код подтверждения

Другие статьи: