Германия 100 решений немецких судов. Часть 1,2,3,4,5,6.

Германия: 100 решений немецких судов. Часть 1,2,3,4,5,6.

1. Защитники прав потребителей в области финансовых услуг добились победы в процессе против кредитного института (Sparkasse). Речь шла об оплате за ведение т.н. счёта по займу, за ведение которого «сберкасса» взымала 12 евро в год.

В земельном суде Карлсруе былa достигнутa срочнaя отмена применения положения кредитного договора об оплате за ведение кредитного счёта. К такому же заключению пришел и Высший Земельный суд Карлсруе (номер актов 17 U 138/10). Обоснование суда сводилось к тому, что начисление процентов и обработка текущих движений счёта производится исключительно в интересах кредитного института.За действия, которые производятся кредитным институтом в целях соблюдения норм закона или в собственных интересах – взымание платы с потребителя не может быть обоснованно.

Взымание оплат за ведение именно кредитного счёта является к тому же скрытым удорожанием изначально проданного потребителю финансового продукта (кредит).В аналогичном процессе в Высшем Земельном суде Штуттгарта, статья, обосновывающая взымание платы за ведение кредитного счёта так же признавалась как договорённость о цене продукта. 2. Недавно Высший Федеральный суд приговорил Deutsche Bank к выплате 540 000 евро в виде возмещения ущерба предпринимателю. В 2005 году простому предпринимателю был продан сложный финансовый продукт Spread Ladder Swaps который является дериватом и по которому была потеряна вся вложенная сумма.

Кроме того, жертвами продукта стали многие другие коммуны и компании вложившие средства после обязательной финансовой консульации о продукте.Верховный Суд усмотрел нарушение обязанности разъяснения со стороны банка, а именно упомянание серьёзного конфликта интересов, заложенного в самом продукте.Прибыльным для банка такой дериватный продукт являлся только тогда, когда его владелец (клиент) полностью проигрывает сделанную ставку по этому деривату. (номер актов дела верховного суда XI ZR 33/10) 3.

При продаже объектов недвижимости через свою сеть сбыта банки в основном не обязаны информировать покупателя о провизии, уплаченной банком такой продающей еденице структуры.Но если эта единица умышленно умалчивает о наличии и размере такой провизии на вопрос клиента и банк об этом знает – то банк несёт за это ответственность.А именно банк не может требовать от клиента возврата займа на покупку такого объекта как усмотрел в своём решении Высший Земельный Суд Ольденбург (номер актов U 53/10) 4.

Неоднократно Верховный Федеральный Суд подчёркивал в адрес банков их обязаность информировния клиента о т.н. Kickbacks, т.е. о провизии которую они оплачивают любому продавцу-посреднику их финансового продукта за сбыт продукта клиенту, получая при этом её часть от продавца (банка).Эту обязанность многие банки пытаются обходить в беседе с клиентом и опровергнуть подобное нарушение при судебном процессе.

Так, аргументом банка в одном из процессов (9U 99/09), стал момент времени получения такой провизии, т.е. только когда она продавцу полностью оплачивается и им частичто «возвращается» банку.Земельным Судом Франкфурта была опровергнута необходимость такой условности обязанности и подчёркнуто, что решающим является не «путь» прохождения оплаты провизии и время её получения, полного или частичного, а «важным считается для обоснования обязанности банка в информации о наличии Kickback лишь вопрос кто получает провизию и в каком размере ». 5. О закрытых фондах как виде вложения и последствиях такого участия сказано не мало как в судах так и в профессиональной прессе по всему миру.Ещё одно решение суда по этой теме (90 413/09) говорит о необходимости информирования вкладчика о том, что в случае кризисных или непредвиденных обстоятельств финансового рынка он (вкладчик) может остаться без регулярной выплаты, не сможет забрать своё вложение на протяжении нескольких месяцев или даже может быть обязан к дополнительным взносам.

В судебном процессе против Commerzbank, в котором речь шла об инвестиции в т.н. закрытый страховой фонд, Земельный Cуд Манхайма признал, что в разговоре с клиентом простой передачи ему проспекта фонда, в котором указано о подобном риске недостаточно. Тем более этого недостаточно, если клиент непосредственно после передачи брошюры подписывает договор об участии в закрытом фонде, не имея времени на изучение текста и консультатну это очевидно известно. 6. Так называемый временно возможный или «терпимый» банком диспозитивный кредит по счёту, когда временно клиентом пересекается лимит допустимого «ухода в минус» — является обычным делом в житейской практике потребителя. Необычным же может стать реакция банка на него и взымаемые за это платы, что предусмотренно в условиях обслуживания счёта многих кредитных институтов.

Так, в общих положениях Коммерцбанка была заложена возможность взымания с клиента 5 евро за каждый перевод, при нахождении счёта в таком «терпимом» диспокредите.Земельный Суд Франкфурта же признал эту статью недействительной (2-02 0 3/09) указав на её противоправность и неадекватность.Основанием было названо двойное «обложение» клиента платами за пользование диспокредита. С одной стороны повышенной ставкой до 18,7 % (максимально возможной согласно закону), с другой стороны одноразовым взыманием 5 евро. Повышенной процентной ставки по такому «терпимому» диспокредиту суд счёл достаточной для покрытия дополнительных неоговоренных договором рисков банка.

Взымание дополнительных же плат при этом – необоснованным._________________________О правах потребителя в сфере финансово-кредитного и банковского права ЕС и Германии, а так же о других прецедентных случаях и решениях Высших судебных инстанций Германии читайте в следующих частях серии от V.Haupt & Partner.___________________________________________________________________________Vitaliy Haupt, Hannover, V.Haupt & Partner, +049-511-1613948

Германия: 100 решений немецких судов. Часть 1,2,3,4,5,6.

16.12.2013 15:32 16 Декабря 2013 15:32:55

1. Защитники прав потребителей в области финансовых услуг добились победы в процессе против кредитного института (Sparkasse). Речь шла об оплате за ведение т.н. счёта по займу, за ведение которого «сберкасса» взымала 12 евро в год. В земельном суде Карлсруе былa достигнутa срочнaя отмена применения положения кредитного договора об оплате за ведение кредитного счёта. К такому же заключению пришел и Высший Земельный суд Карлсруе (номер актов 17 U 138/10). Обоснование суда сводилось к тому, что начисление процентов и обработка текущих движений счёта производится исключительно в интересах кредитного института.

За действия, которые производятся кредитным институтом в целях соблюдения норм закона или в собственных интересах – взымание платы с потребителя не может быть обоснованно.

Взымание оплат за ведение именно кредитного счёта является к тому же скрытым удорожанием изначально проданного потребителю финансового продукта (кредит).

В аналогичном процессе в Высшем Земельном суде Штуттгарта, статья, обосновывающая взымание платы за ведение кредитного счёта так же признавалась как договорённость о цене продукта.

2. Недавно Высший Федеральный суд приговорил Deutsche Bank к выплате 540 000 евро в виде возмещения ущерба предпринимателю. В 2005 году простому предпринимателю был продан сложный финансовый продукт Spread Ladder Swaps который является дериватом и по которому была потеряна вся вложенная сумма.

Кроме того, жертвами продукта стали многие другие коммуны и компании вложившие средства после обязательной финансовой консульации о продукте.

Верховный Суд усмотрел нарушение обязанности разъяснения со стороны банка, а именно упомянание серьёзного конфликта интересов, заложенного в самом продукте.

Прибыльным для банка такой дериватный продукт являлся только тогда, когда его владелец (клиент) полностью проигрывает сделанную ставку по этому деривату. (номер актов дела верховного суда XI ZR 33/10)

3. При продаже объектов недвижимости через свою сеть сбыта банки в основном не обязаны информировать покупателя о провизии, уплаченной банком такой продающей еденице структуры.

Но если эта единица умышленно умалчивает о наличии и размере такой провизии на вопрос клиента и банк об этом знает – то банк несёт за это ответственность.

А именно банк не может требовать от клиента возврата займа на покупку такого объекта как усмотрел в своём решении Высший Земельный Суд Ольденбург (номер актов U 53/10)

4. Неоднократно Верховный Федеральный Суд подчёркивал в адрес банков их обязаность информировния клиента о т.н. Kickbacks, т.е. о провизии которую они оплачивают любому продавцу-посреднику их финансового продукта за сбыт продукта клиенту, получая при этом её часть от продавца (банка).

Эту обязанность многие банки пытаются обходить в беседе с клиентом и опровергнуть подобное нарушение при судебном процессе. Так, аргументом банка в одном из процессов (9U 99/09), стал момент времени получения такой провизии, т.е. только когда она продавцу полностью оплачивается и им частичто «возвращается» банку.

Земельным Судом Франкфурта была опровергнута необходимость такой условности обязанности и подчёркнуто, что решающим является не «путь» прохождения оплаты провизии и время её получения, полного или частичного, а «важным считается для обоснования обязанности банка в информации о наличии Kickback лишь вопрос кто получает провизию и в каком размере ».

5. О закрытых фондах как виде вложения и последствиях такого участия сказано не мало как в судах так и в профессиональной прессе по всему миру.

Ещё одно решение суда по этой теме (90 413/09) говорит о необходимости информирования вкладчика о том, что в случае кризисных или непредвиденных обстоятельств финансового рынка он (вкладчик) может остаться без регулярной выплаты, не сможет забрать своё вложение на протяжении нескольких месяцев или даже может быть обязан к дополнительным взносам.

В судебном процессе против Commerzbank, в котором речь шла об инвестиции в т.н. закрытый страховой фонд, Земельный Cуд Манхайма признал, что в разговоре с клиентом простой передачи ему проспекта фонда, в котором указано о подобном риске недостаточно. Тем более этого недостаточно, если клиент непосредственно после передачи брошюры подписывает договор об участии в закрытом фонде, не имея времени на изучение текста и консультатну это очевидно известно.

6. Так называемый временно возможный или «терпимый» банком диспозитивный кредит по счёту, когда временно клиентом пересекается лимит допустимого «ухода в минус» — является обычным делом в житейской практике потребителя. Необычным же может стать реакция банка на него и взымаемые за это платы, что предусмотренно в условиях обслуживания счёта многих кредитных институтов.

Так, в общих положениях Коммерцбанка была заложена возможность взымания с клиента 5 евро за каждый перевод, при нахождении счёта в таком «терпимом» диспокредите.

Земельный Суд Франкфурта же признал эту статью недействительной (2-02 0 3/09) указав на её противоправность и неадекватность.

Основанием было названо двойное «обложение» клиента платами за пользование диспокредита. С одной стороны повышенной ставкой до 18,7 % (максимально возможной согласно закону), с другой стороны одноразовым взыманием 5 евро. Повышенной процентной ставки по такому «терпимому» диспокредиту суд счёл достаточной для покрытия дополнительных неоговоренных договором рисков банка. Взымание дополнительных же плат при этом – необоснованным.

_________________________

О правах потребителя в сфере финансово-кредитного и банковского права ЕС и Германии, а так же о других прецедентных случаях и решениях Высших судебных инстанций Германии читайте в следующих частях серии от V.Haupt & Partner.

___________________________________________________________________________

Vitaliy Haupt, Hannover, V.Haupt & Partner, +049-511-1613948

Обзорная статья. 100 решений немецких судов. Часть 67, 68.

67. О «работе по чёрному», о найме дешевой рабочей силы и правовых последствиях для работодателя и самого работника уже говорилось в некоторых моих публикациях ранее.

Интересным можно назвать следующий прецедент, который может послужить в виде демонстрации ещё одного последствия таких «чёрных» взаимоотношений. На этот раз взаимоотношения были изначально соседскими и дружескими, пока не произошло следующее.

По просьбе своей соседки, готовой оплатить старания соседа, последний согласился выложить подъезд к её дому плиткой для более комфортного въезда и выезда во двор. Дружеская цена работ была обоюдно и разумеется по-соседски определена в размере почти 2 тысяч евро. Плитка была уложена, соседка довольна работой, а работник оплатой своего труда.

Разумеется, какие между соседями могут быть «официальные счета», «протоколы приёма-сдачи работ», «письменные договоры или заказы». Всё по-свойски, по-соседски. Но вот прошёл один, а за тем другой ливень и плитка просела так, что из-за торчащих её углов как въезд, так и выезд не представлялся возможным без риска повреждения авто.

Само собой, бесплатно переделывать всё заново сосед не собирался.

Как показала экспертиза первых инстанций следующих за этим происшествием судебном разбирательстве, сосед осуществил свою работу с использованием слишком большого количества песка и без учёта особенности низлежащего грунта. На этом дело не закончилось.

Сутью разбирательств был вопрос, существовал ли между сторонами договор вообще и имеет ли право заказчик требовать «доработки» и «исправлений» в рамках незаконного использования трудовых ресурсов т.н. «чёрного рынка», то есть в рамках т.н. Закона о чёрной наёмной силе (Schwarzarbeitergesetz) который был принят ещё в 2004 году и о котором мало кто интересуется, особенно дружно живущие соседи и уж тем более не читающие по-немецки т.н. «иностранцы-гастарбайтеры».

Дойдя до высшей инстанции, соседи получили ответ от Верховного Суд Германии (см. ном. акт. VII ZR 6/13), что заказчик строительных работ, который не заключает договор с исполнителем и незаконно использует наёмный рабочий труд не может претендовать на типичные для сферы строительства требования доработки и исправления в рамках таких незаконных трудовых отношений.

68. Желание работать даже вопреки врачебному противопоказанию может оказаться для работника плохой мотивацией уже даже на стадии приёма на работу. Это подтверждает следующий прецедентный случай.

Один 55- летний мужчина устраивался на работу в один из самых крупных европейских аэропортов и его приняли. При устройстве было известно, что иногда работа предстоит и в ночное время для обработки грузовых лайнеров.

И вот спустя некоторое время, когда пришла его очередь в ночную смену, он предоставил врачебные заключения многолетней давности, из которых был явно виден запрет на работу в ночное время.

Работодатель объявил об отзыве своего волеизъявления относительно желания заключения трудового договора по причине введения его в заблуждения относительно трудоспособности претендента. На практике это означало для работника, что договора как такового более не существует и в трудовых отношениях он более не состоит.

Обращение работника в судебную инстанцию в результате привело к обоснованному решению Земельного Трудового Суда Земли Хессен (см. ном акт. 8 Sa 109/11) о том, что действия работника относятся к умышленному введению в заблуждение работодателя относительно работоспособности работника.

Как следствие суд подтвердил правомерность отзыва волеизъявления работодателя при заключении договора. Данный прецедент говорит о том, что претенденты на рабочее место хоть и имеют право не называть саму болезнь или симптомы, реализуя при этом право на неприкосновенность личных данных, но должны указывать на те ограничения, которые вследствие такой болезни, напрямую относятся к выполнению работы, которую претендент собирается выполнять.

____________________________________________________

О немецком праве на русском: Vitaliy Haupt, Hannover, + 049-511-1613948.

Источники:
law-clinic.net, pravorub.ru

Следующие в разделе:

22 апреля 2018 года


Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Сумма цифр: код подтверждения

Другие статьи: